Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.

Книга недели!


 

 


Аудиокнига

 

Михаэль Юрис «Тень моей тени»

Опубликовано 28.11.2017
Рассказы-размышления Михаэля Юриса сколь интересны, столь и поучительны, что роднит автора с сочинителями особого склада — моралистами, людьми, способными философски мыслить и излагать свои мысли образно, хорошим литературным языком, остроумно обсуждая в своих произведениях загадки далеко не безупречной человеческой натуры.

Путешествие в сны

Издательство Stella знакомит нас с произведениями израильского писателя Михаэля Юриса, объединенными в сборник рассказов «Тень моей тени». Скажу сразу, любителям «закрученных» детективов или космической фантастики эта книга вряд ли будет интересна. «Философские размышления», как справедливо охарактеризовал свои рассказы автор, — есть ни что иное, как серьезные литературно-философические зарисовки состояний человека, ищущего в своей жизни смысл; это абсолютно интеллектуальные сочинения, отправляющие читателя к классическим темам экзистенциалистской литературы середины ХХ века, герои которой в большинстве своем были заняты очищающими поисками самих себя и своего места в нашем «несправедливо устроенном» сумасшедшем мире. 

Рассказы-размышления Михаэля Юриса сколь интересны, столь и поучительны, что роднит автора с сочинителями особого склада — моралистами, людьми, способными философски мыслить и излагать свои мысли образно, хорошим литературным языком, остроумно обсуждая в своих произведениях загадки далеко не безупречной человеческой натуры. В сущности, все, что происходит с героями рассказов Юриса — это и есть сны-загадки, в центре которых не детективные интриги и приключения, а философские беседы с призраками-«святыми» — о сути бытия, беседы, которые оказываются в конце концов спорами персонажей с самими собой...

Хотя герои рассказов стоят на разных ступенях социальной лестницы, всех их объединяет весьма критическое отношение к себе, к миру и даже к его создателям, не сумевшим сотворить идеальные человеческие отношения. Боль от собственного несовершенства переходит в боль за разрушение веры и культурных человеческих традиций; в размышлениях и жарких спорах со своими оппонентами проявляется жажда к жизни с одной стороны, а с другой — усталость от людей, усталость от ее, жизни, несовершенства и возможность уйти от нее только в снах, где раздираемых противоречивыми чувствами героев тоже поджидают суровые призраки... Возникает ощущение почти кафкианской безысходности.

Все повествование ведется от первого лица, в этом проявляются признаки автобиографичности рассказов, подсказанные самим автором. И, конечно, ярко выраженное жизнелюбие его персонажей не может скрыть как их психологической неустойчивости, связанной с возрастной депрессией, неуверенности в себе и довольно болезненной разочарованности, свойственной творцам и интеллектуалам, так и характерных признаков нелюбви к миру. Состоящему, между прочим, из таких же людей, как они.

Впрочем, доказательства своего права на мизантропию и поголовное вменение грехов «кающиеся» персонажи Михаэля Юриса в изобилии черпают не только в частной жизни, своей и своих знакомых, но и в сегодняшней истории, полной политических обманов, кровавых войн и терроризма, в результате чего весь мир стал местом самоубийственных схваток между Христом и Антихристом, между Добром и Злом. Но на самом деле «Бог», «Мессия», «ангелы» и прочие «призраки» — нареченные автором собеседники героев рассказов-исповедей — это участники личного, интеллектуального самосуда, в котором обвинения направлены не к конкретному человеку, а к себе и к миру вообще, и в котором все «живые» персонажи яростно отстаивают ценность человеческой жизни! В этом позитивный урок книги: человек становится ментором, который на своем примере весьма убедительно и образно учит нас, читателей, как уберечь себя от нравственных падений...

Итак, все рассказы сборника, действия которых происходят преимущественно в псевдореалистической атмосфере сновидений, так или иначе посвящены размышлениям о смысле человеческой жизни, озвученным в жарких спорах с  таинственными, невесть откуда взявшимися, полубезумными или отчаявшимися личностями.

В рассказе «Тень моей тени» герой и его странный собеседник-бомж схлестываются в ортодоксальном споре о лучших и худших качествах человеческой натуры, определяющих смысл бытия. Все о том же «смысле жизни» весьма оптимистично, сидя за рулем автомобиля, размышляет — и это, пожалуй, единственный такой рассказ — и герой жизнеутверждающей лирической исповеди «Спасибо тебе, жизнь!». Не «спит», впрочем, и герой рассказа «День рождения», где он — участник наивного теософского спора с гостями, сидящими за праздничным столом, о вере и о том, есть, вообще, Бог или нет — за поеданием салатов спор выглядит пикантным и заканчивается мажорным аккордом «Он создал нас, мы — его»...

Философский пассаж «Интервью с Богом», основанный на очень понятных печальному человеческому опыту назиданиях Всевышнего, посвящен все той же животрепещущей теме, как и «Вещий сон», «Мой ангел» или «Миг божественного счастья». «Загадочный спор» — очередное путешествие героя в сон, в никуда, в обитель Бога. Зачем? Каяться или снова задавать святым гневные вопросы о сути бытия? Снова у него есть странный спутник, умеющий, как и он, радоваться прекрасному и сокрушаться несправедливости мироздания... Они «на одной волне» в этот раз, но нашего героя это не радует — «Моя радость восприятия прекрасного пропадает, став разделенной». И он снова прячется в спасительных снах и эгоизме... А что же его спутники, его обвинители, его СВЯТЫЕ, принимающие облики то бомжей, то алкоголиков, то кефирных старичков, то сумасшедших? А «святые», к которым у мятущегося философа много претензий по устройству мира — тоже, в общем-то, далеко не святые.

В самом сильном, на мой взгляд, рассказе «Не будите Мошиаха» есть тому доказательство, и этот эпизод я считаю великолепной литературной находкой — сумасшедший алкаш в баре, объявивший герою себя «мессией», соорудившим «конец света», приглашает того на спектакль в одну из трущоб, где находится плененный им «Всевышний», который вот-вот забьется в конвульсиях — «мессия» подсыпал ему в напиток яд. Но на пороге лжепророк сам падает замертво. Сидевший на стуле старик, молчаливый и величественный, встает и вдруг, хитро улыбнувшись обалдевшему свидетелю, весело произносит: «Я подменил стаканы...» и удаляется... Вот так. И лучше не скажешь, что там у них, наверху, тоже не все в порядке.

Осталось нам расшифровать, кто же эти «святые бродяжки», спутники и оппоненты героев рассказов Михаэля Юриса? Если принять за аксиому, как говорил Борхес, что главные персонажи сюжетов — это один герой, то все эти его собеседники из снов по проблемам сущности бытия, это его второе Я, супер эго, — умное, сильное, философствующее и сомневающееся, которое борется с первым, альтер эго — созерцательным, субтильным, подверженным депрессиям, безвольно прячущимся в сны.

Словом, сборник философских рассказов Михаэля Юриса производит сильное впечатление: интересные сюжеты с ясной и интригующей фабулой, и хорошая литература, нужно сказать. Камерные произведения, могущие послужить прекрасным камертоном для настройки душ и мыслей читателей на волну размышлений о моральных и культурных ценностях человека, о нашем предназначении в жизни и о сущности бытия.

 

Анатолий Сигалов

литератор, журналист, редактор, член МГП