Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.

Книга недели!


 

 


Аудиокнига

 

Марта и фехтовальщик (Уколы Милосердия)

Опубликовано 10.06.2017

 

"Искусство вечно – жизнь коротка"

Вынесенная в заголовок латинская мудрость, точнее, афоризм Гиппократа в интерпретации Гете в "Фаусте", абсолютно точно, на мой взгляд, отражает глубинный смысл, заложенный в этой захватывающей истории, сказал бы даже – киноромане, созданном московским писателем и сценаристом Сергеем Добронравовым.

"Искусство вечно – жизнь коротка"

Вынесенная в заголовок латинская мудрость, точнее, афоризм Гиппократа в интерпретации Гете в "Фаусте", абсолютно точно, на мой взгляд, отражает глубинный смысл, заложенный в этой захватывающей истории, сказал бы даже – киноромане, созданном московским писателем и сценаристом Сергеем Добронравовым. Потому что вопрос "Что важнее – искусство, которому служит художник, или жизнь отдельно взятого человека, которого он, заставляя порой страдать, использует для своей цели?" – это вечный вопрос человеческой морали, который ставит автор перед читателем и перед самим собой.

Впрочем, на страницах повести, по жанру определённой автором как "камерная мелодрама", этот вопрос не присутствует. Перед нами – действительно мелодрама, хотя читатель с передозированным чувством юмора, который видит юмор даже в траектории топора, падающего на шею лежащей на плахе жертвы, может назвать и комедией, читая почти абсурдный рассказ о себе одной из главных героинь; а читатель–шахматист с богатым воображением может уверенно отнести повесть по жанру к "интеллектуальным детективам".

Впрочем, сам автор даёт волю нашему воображению – повесть можно не только читать как интересную книгу, но и "смотреть", как хорошее "артхаусное" кино.

В драматургии сюжета, построении эпизодов чётко просматривается кинематографический стиль, и это притом, что само произведение написано прекрасным литературным языком. А гениальный "монолог Алчи" можно смело рекомендовать как учебное пособие для начинающих писателей и сценаристов.  

Сюжет – камерный, да. В центре его всего лишь несколько героев, стремящихся сознательно или интуитивно вырваться из болота рутинной бытовухи и познать себя; всего лишь несколько ярких эпизодов из частных жизней, причудливо, но закономерно сплетающихся, по воле Его Величества Случая, в единый клубок.

Но разве чья–то частная жизнь не любопытна нам более всего, разве она не есть фрагмент нашей сумбурной и беспокойной общей жизни, каковую один классик назвал "человеческой комедией", а другой, почти наш современник, – "пылью за окном"? Конечно. Поэтому "Марта и Фехтовальщик" не отпускает читателя, держит в напряжении до самой развязки.

К тому же действие развивается так захватывающе и динамично, а образы героев выписаны настолько колоритно (чувствуется школа, всё–таки сценарист–ВГИКовец!), что "пыль за окном" нас совершенно не отвлекает.

И вот имена главных персонажей этой истории: Дмитрий, фотограф–художник, Марта – его модель, будущая актриса, юная Алчи–Антонина, врач–психиатр по воле судьбы, и по ее жё злобной иронии получающая от жизни тяжёлые оплеухи, и, наконец, Филипп.

В отношениях Дмитрия и Марты – случайно встретившихся "по работе", и эпизоды с которыми составляют самый напряженный и драматический вектор действия – естественно, сразу же вспыхивает взаимная страсть (художник, модель – не так уж необычно!). Но этой страсти, даже в многократном повторении сцен–попыток, не суждено материализоваться, потому что между ними стена, и стена эта – Искусство, понимаемое ими по–разному, а потому делающая одного мучителем, потому что он сделал свой выбор, а другую – жертвой.

Второй главный и чрезвычайно притягательный женский персонаж повести, Алчи – взбалмошная, легкомысленная, с эрудицией неофита женщина–подросток, предстаёт перед нами в своем бурном монологе, который перебивает действие и сам, в конце концов, становится действием – блистательный сюжетный ход автора. Монолог–исповедь, монолог–откровение.

Монолог героини, будто рассказывающей о себе перед видео–камерой, меняющей только режим: то чёрно–белый, то радужный, то засвеченный силуэт – без недосказанностей, без занудных перетяжек, в "стиле айфон". Монолог отражает жизнь этой девушки, которая предстаёт теперь другой – чуткой, ранимой, сильной... и глубоко несчастной оттого, что пропускает редкие подарки судьбы, которые помогли бы ей подняться над собой.  Филипп, появляющийся случайно в её жизни, это, кажется, её последняя надежда, последний спасательный круг – но ведь к нему еще нужно доплыть. Она и "плывёт", натыкаясь на пороги в собственной душе. Впрочем, как и другие герои. Они тоже "плавают" среди загадок, что задали сами себе...

Словом, события, меняющиеся с калейдоскопической быстротой, сплетены в тугую сюжетную нить, которая не ослабевает, а, наоборот, максимально натягивается к финалу и... обрывается, оставляя нас, читателей,  полуоглушёнными – без пафосного "света в конце туннеля" и без тошнотворного хэппиэнда, а лишь наедине с вопросами "можно ли так жить?" и "что же произошло с ними дальше?". Но в этом и содержится "детективный" ребус "Марты и Фехтовальщика": на все вопросы – философские и риторические – мы должны ответить сами, становясь, таким образом, невольными соучастниками этой захватывающей истории.

Что ж, браво автору – им создана прекрасная вещь. Но воздержусь от дальнейших комплиментов. Во–первых, потому что комплименты – штука субъективная, а во–вторых, излишняя комплиментарность разрушает восприятие, а оно ведь у каждого своё. Могу лишь рекомендовать читателям приобрести и прочесть "Марту и Фехтовальщика" – вы получите большое удовольствие. А мы заканчиваем рассказ о новой книге интересного и, безусловно, талантливого писателя  Сергея Добронравова, но ставим в нём не точку, а – "продолжение следует", в надежде, что нам еще не раз представится возможность знакомить читателей с его литературным творчеством.

Анатолий Сигалов

 литератор, журналист, редактор, член МГП