Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.

Наши проекты!

 


 

Евгений Чеканов «Прощай, земля»

Опубликовано 22.09.2020

 

 

 

 

 

 

Автор: Глеб Пудов

Рецензия на сборник стихов Евгения Чеканова «Прощай, земля»

 

 

 

 

 

 

Как на дереве нет ни одного одинакового листочка, так нет в мире одинаковых поэтов – у всех разные характеры, судьбы, темпераменты. Один может писать стихи раз в полгода, другой отзывается только на самые значимые события (как внешние, так и внутренние), третий выступает как неутомимый летописец своей жизни.  

Ярославский поэт Евгений Чеканов относится именно к таким. В 2011 году в издательстве Stella вышла в свет его книга стихов «Прощай, земля». Она имеет девять разделов, в которых собраны стихотворения, написанные за тридцать лет. Как пишет автор предисловия, доктор филологических наук Ирина Гречаник (Москва), это «стиховой монолит, заключающий разные времена и пространства, разные поэтические голоса, образы и суждения, разные лики единого героя, духовно растущего и меняющегося вместе со своими стихотворениями». К словам уважаемого ученого можно добавить, что настроения и мировоззрения, проявившиеся в этих девяти разделах, настолько отличаются друг от друга, что кажется, будто написаны разными людьми. Вероятно, это следует объяснить богатством души Евгения Чеканова, ее глубиной и многообразием.  

Книгу «Прощай, земля» по степени проникновения в окружающую действительность можно назвать энциклопедией русской жизни последней четверти XX – начала XXI века. Диапазон тем впечатляющ: политические реалии, пейзажи, любовные стихи, бытовые зарисовки, случаи из внутренней жизни etc. Некоторые темы созвучны русской поэзии  XIX – начала XX века, например, «Заречная девочка» кажется родной сестрой есенинской Танюши («Хороша была Танюша, краше не было в селе...»), а стихотворение «Желтый дом» – проявлением извечной темы «Поэт и толпа». 

Не менее широка и палитра настроений: отчаяние (например, «Соленые факелы», «На корню засыхает жена...», «Молитва отчаяния»), горечь («Новое поколение», «Ванька»), ирония («Давай никуда не поедем...»), грусть («Как грустно лететь над планетой...»), презрение («Судный посох», «Я порвал твои фото...», «Наживка», «Нетопыри») и многие другие. Немалая часть произведений посвящена России (точнее, Руси), но большинство их не поднимается выше «бытового» русофильства с его пафосом и расшитыми косоворотками.  

Евгений Чеканов – опытный стихотворец и талантливый поэт. На страницах книги часто встречаются меткие выражения («близкие черпают душу», «жить с открытою настежь судьбой», «не подходи к поэту близко – // Ещё ужалит Божья искра!»). Рифма подбирается поэтом свободно и как бы совсем без труда, она удивительно многообразна: «не калечь их» – «человечьих», «оскалом» – «помогал он», «расплата» – «когда-то», «Яра» – «кара», «небес» – «наперевес», «гулять» – «сочинять», «минуту» – «почему-то», «боль» – «суждено ль», «Афросиаба» – «масштаба», «страх» – «мирах» и

т. д.

Евгений Чеканов, как совершенно верно заметила Ирина Гречаник, предпочитает «классический стих, не изломанный ритмами постмодернистских веяний, не тронутый червоточиной формализма, не содержащий яда бунтарской эстетики и запахов сладкого тлена постперестроечной вседозволенности». Не ошибается автор предисловия, говоря и о серьезности, и требовательности к себе, которые свойственны творчеству ярославского поэта. Пожалуй, не совсем права она только в том, что поэзия Чеканова антиэгоистична, направлена на диалог. На наш взгляд, не собеседника ищет поэт, а слушателя. И «бесчисленные обращения и вопросы» к Другому – лишь средство «не отпустить» его, подогреть внимание. Евгению Чеканову вовсе не нужен Другой, чтоб «осознать себя в этом мире и вычислить собственную координату». Поэт знает это и без читателя-слушателя, и вполне недвусмысленно транслирует свое знание на более чем четырехстах страницах сборника. 

В конце книги представлено эссе «Огненная когорта». Ее достоинства находятся, скорее, в области формы, чем содержания. Евгений Чеканов жестко противопоставляет представителей светской власти и поэтов, мамону и Дух. Его эссе – торжество ригоризма, попытка упростить действительность. Приведем несколько аргументов, которые возникают немедленно после прочтения «Огненной когорты». 1. Многие из поэтов были представителями светской власти, против которой так горячо призывает воевать Евгений Чеканов. В этом длинном списке можно назвать Гавриила Державина, Данте Алигьери, Иоганна Вольфганга фон Гете, Федора Тютчева, Александра Грибоедова (из тех, чьи имена сразу приходят в голову)... При этом многие властители были неплохими поэтами: флорентиец Лоренцо Медичи, царевич Артавазд (сын армянского царя Тиграна II) и многие другие (про римского императора Нерона уж не станем упоминать – по этическим соображениям). Кстати, нынешний глава российского МИДа Сергей Лавров пишет хорошие стихи. 2. Многие великие произведения Мировой Литературы были написаны именно ради прокорма, в качестве подношения представителям светской власти (и потом уже ради высоких целей). 3. Кроме того, в эссе недостаточно четко определено, с кем необходимо бороться: со светскими правителями или поклонниками мамоны. Бывают случаи – редкие, конечно, но бывают! –  что это не одно и то же. 4. Если же в эссе имелась в виду только нынешняя ситуация, то и в этом случае предложения Евгения Чеканова не плодотворны, ибо они превращают поэтов в кучку людей, считающих себя избранными. Последствия этого вполне предсказуемы. И вообще, понимание поэта как избранника Духа – пройденный этап в истории литературы.     

Тем не менее, несмотря на дискуссионность эссе, мнение, выраженное в нем, понятно и объяснимо, хоть и мало реализуемо. Если же оно было написано в качестве провокации, т. е. для того, чтоб породить спор, то это автору вполне удалось.     

 Творчество Евгения Чеканова, как пишет Ирина Гречаник, – «ориентир для тех, кто хочет узнать, чем является русская поэзия сегодня». Это справедливое суждение нуждается в небольшой поправке: «один из ориентиров».       

Глеб Пудов

Писатель, член МГП