Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.

 

 Альманахи

 


 

«Двумя мирами»

Опубликовано 02.09.2020

 

 

 

 

 

Автор: Глеб Пудов

Рецензия на сборник стихов Романа Айзенштата «Двумя мирами»

«Романтики шальной чудные ориентиры...»

 

Не знаю, решена ль

Загадка зги загробной,

Но жизнь, как тишина

Осенняя, — подробна.

Борис Пастернак

 

Поэтические сборники не бывают одинаковыми. В одних авторы непосредственно выражают эмоции, приводят красочные описания произошедших событий, в других — читатель встречает только результаты  мыслительной деятельности поэта, плоды его рефлексии. Но бывают книги, в которых представлено и то и другое (в неравной степени), т. е. описания случаев из биографии автора соседствуют с «мысле-чувствами» по поводу произошедшего.

Именно таков сборник Романа Айзенштата, опубликованный издательством Stella в 2017 году (художник-иллюстратор — Яна Горелик, дизайн — Виталий Цветков). Но начнем, как говорится, ab ovo.

Роман Ефимович Айзенштат родился в 1946 году в Минске. Совсем молодым человеком пошел работать на завод и продолжал учиться в школе рабочей молодежи. Позднее посещал занятия на отделении журналистики  Белорусского Государственного университета. Некоторое время работал в газете «Автозаводец» Минского автозавода, печатался в республиканской и центральной прессе, был принят в Союз журналистов СССР. В конце 1980-х годов написал ряд песен в сотрудничестве с белорусскими композиторами. В 1991 году переехал в Израиль. Роман Айзенштат – автор восьми книг стихов, также печатал свои произведения в журналах, газетах и коллективных сборниках, выходивших в свет в разных странах. Член Союза русскоязычных писателей Израиля.   

Таким образом, биография Романа Ефимовича свидетельствует о том, что ему было что описывать в стихах. Сборник «Двумя мирами» является в некотором роде дневником, своеобразным слепком с жизни автора или — вернее — подробной хроникой его существования. Читатель может узнать не только о том, какие события имели место в жизни Романа Айзенштата, но и о его пристрастии к кофе (стихотворение «Черный кофе») и гастрономических предпочтениях (стихотворение «Мое меню»). Книге свойственна впечатляющая широта тем. Однако всё их почти необозримое богатство можно четко определить и обозначить следующим образом: 1. «смысл жизни (на уровне бытовой философии)», 2. «роль поэзии в жизни человека», 3. «непростые отношения между мужчиной и женщиной», 4. «красота природы» и 5. «особенности творческого процесса».

Именно на этой основе проявляются характерные черты художественного стиля Романа Ефимовича. При анализе его рифм сразу необходимо отметить большой опыт автора в стихосложении. Рифмы в сборнике разнообразны — встречаются банальные, глагольные, составные, экзотические. Особо хотелось бы выделить такие сочетания, как «фасолью» — Ассолью, «Пигмалиона» — «пигмей, и – вона!», «Эллингтона» — «полтона», «юродивые» — «вроде бы», «геометрия» – «смерти я», «дорожки» – «положь-ка» и другие. Но и банальными рифмами поэт также не брезгует, это и классические «кровь» — «любовь», и привычные «искусство» — «чувство», и ожидаемые «море» — «горе», «хлеба» — «небом», «день» — «тень». Время от времени между строк проглядывают ассонансы, например, «ошибки» — «защитой».

Приблизительно то же самое можно отметить касательно образов — наряду с тривиальными встречаются очень яркие, живые, запоминающиеся: небо как подушка Вечности (из-за перистых облаков), шмели подобны мохнатым пулям, а кувшинки — перевернутым куполам. И совсем уж в «десятку»: «ночь ресницами черными хлопает». Это как раз те «романтики шальной чудные ориентиры», на которых и держится поэзия Романа Ефимовича.

Разнообразие впечатлений в жизни поэта становится причиной разнообразия его лексики. В сборнике Романа Айзенштата наряду со словами «зришь», «ноосферу», «радеть», «чары», «дифирамбы» можно встретить и «офигенно», «потрындеть», «заартачатся», «прикольно», «дебил». Иногда это вызывает ощущение отсутствия стилевого единства, тем более что со словами «высокого штиля», просторечьями, бранными выражениями, жаргонизмами встречаются канцеляризмы, имена собственные, специальные термины. Но при этом чувствуется и искренность, с которой писал поэт. Это, кстати, одно из главных свойств поэзии Романа Айзенштата. Оно нивелирует некоторые стилевые погрешности. Кроме того, юмор, которым пропитаны некоторые его стихотворения («Концерт во сне», «Я в квартире один, в костюме Адама...», «Неожиданная встреча», «Путешественник в школе», «Россия и Израиль. Ну как ты не вертись...») утверждает общее позитивное впечатление от поэтического сборника. Кстати, разнообразие, о котором говорилось выше, проявилось и здесь: юмор Романа Айзенштата может быть не только искристо-озорным, но и грустным (стихотворение «Мой крест») и мягким (стихотворение «Анти»).     

В завершении сборника — стихи, связанные с Беларусью (цикл под названием «Из белорусской тетради»). И тут неожиданно проявляется белорусское происхождение Романа Айзенштата. Произведения, в которых описывается прекрасная белорусская природа, находят созвучие со стихотворениями мастеров «пейзажного жанра» Беларуси, например, Михася Башлакова. Их роднят не только лексика и общее настроение, но и проглядывающая в строках глубокая, лишенная сентиментальности, любовь к Родине.

Следует подчеркнуть, что речь может идти не только о пейзажных зарисовках, но и в целом об истоках творчества Романа Айзенштата. Ведь именно белорусской поэзии свойственны особая задушевность, мягкость, плавные интонации, внимание к родной природе. Поэтому расположение белорусского цикла в конце сборника представляется явлением знаковым, неким возвращением следствия к своей причине.