Ihre Browserversion ist veraltet. Wir empfehlen, Ihren Browser auf die neueste Version zu aktualisieren.

 

 Альманахи

 


 

«По кругу солнца»

Опубликовано 09.02.2022

 

 

 

 

 

 

Автор: Ольга Равченко

Рецензия на книгу Татьяны Бадаковой «По кругу солнца»

Татьяна Бадакова – автор книги «По кругу солнца», вышедшей в издательстве Stella. «Чудесным образом, перемещаясь по земной орбите и помешивая джомбу в котле по движению солнца, как делала моя ээджа (бабушка, мама), я угощаю вас “Калмыцким чаем”. А любой желающий “испробует” ароматный напиток на родном языке. Непередаваемой радостью было то, что дорогие сердцу друзья – поэты, писатели и переводчики из разных концов земного шара откликнулись на просьбу и прислали по “щепотке своей заварки” к столь удивительному чаю», – пишет Татьяна.

Даже вдали от родины калмыки варят калмыцкий чай и приобщают к нему окружающих: настолько велика любовь народа к своему национальному напитку, сохранённая в тайниках генетической памяти.

Джомба – чай с молоком, солью и специями. В книге приведены как минимум две легенды о происхождении чудодейственного чая. Занемогший однажды религиозный реформатор Цзонхава исполнил указания лекаря и на седьмой день, совпавший с 25-м днём месяца барса по лунному календарю, избавился от хвори. По этому случаю он повелел всем верующим в этот день поставить бурханам (богам) лампадку, прибавить к своему возрасту один год (нег нас зүүх) и приготовить исцеливший Цзонхаву напиток, позже названный калмыками «хальмг цә» (җомба). С тех пор калмыки отмечают праздник Зул, на котором самый почитаемый напиток – чай. В память о чудесном исцелении Цзонхавы ежедневно совершают чайный ритуал – подношение божествам (дееҗ өрглһн).

Согласно другого предания, чай был известен задолго до того, как калмыки приобщились к мясным блюдам: один находчивый лама создал растительную пищу, по калорийности не уступающую мясу.

С чая начинается день, без него не обходится ни один праздник. Особое отношение к чаю как к «божественному напитку» определило специфику чайного ритуала. Существует множество канонов, связанных с церемонией приготовления и подношения калмыцкого чая.

Предлагать несвежий чай – крайне неприлично.

Приготовление чая совершается в присутствии гостя.

Нельзя кипятить воду (хоосн хар уcн) без чая: в неё добавляют хотя бы один из ингредиентов традиционного чая – соль, чай, каплю молока...

Все движения во время приготовления чая и ритуала чайного подношения совершаются слева направо, по ходу солнца (совершая круговые движения, люди надеялись, что жизнь и все добрые начинания будут необратимо двигаться вперед по законам диалектики).

Чай тщательно размешивают половником, насыщая напиток кислородом.

В быту калмыки различают чаи – «русский» и «калмыцкий».

Нельзя называть «джомбой» «жидкий» чай, слегка разбавленный заваркой и молоком.

Первая порция свежего чая преподносится божествам в жертвенной пиале, постоянно находящейся на алтаре. По истечении определённого времени этот чай дают детям, в основном мальчикам.

Калмыки поклонялись Солнцу, Луне, почитали Землю, поэтому регулярно совершали обряды жертвоприношения небесным светилам, Земле и по-особому относились к предметам, формы которых напоминали объекты культа: запрещалось наступать на порог кибитки с круглым основанием, держать дома пиалу с отломленными краями.

Хорошей пище соответствует качественная посуда: «…мама любила покупать, где только ни встретит, всевозможные пиалы – от больших красочных киссе до милых крошечных для подношений на алтарь. Культ чая у нашего народа возведён невероятно высоко».

Подносящий чай держит пиалу обеими руками на уровне груди, демонстрируя уважение и сердечное расположение к гостю. Прежде ритуал подношения совершался в коленопреклоненной позе, поскольку предки калмыков пили чай, сидя на земле или за низеньким столиком (ширә).

При подношении чая строго учитывается иерархия присутствующих.

Принимающий подношение берёт пиалу обеими руками, безымянным пальцем правой руки совершая ритуал кропления (цацл цацх), произнося благопожелание (йорәл) самому напитку, подносящему, его семейству и себе.

Выпив чай, пустую посуду возвращают хозяину. Ни в коем случае не переворачивают пиалу вверх дном (это расценивается как проклятие).

Чайная церемония – лишь один из многих обрядов и ритуалов, но в ней в полной мере отразились специфика национального характера калмыков, их религиозная приверженность, завидное постоянство и преданность традициям и обычаям предков.

Калмыцкий чай – довольно густой специфический напиток, популярный – в Азии, на Кавказе, в Сибири… Он обладает массой полезных свойств. Состав чая может меняться. В каждом регионе – свои техники приготовления.

Каждый вид специй обладает определенными свойствами. Молотый чёрный перец, мускатный орех, лавровый лист и гвоздику используют не только для пикантности. Терпкий, солёный и острый чайный напиток – сокровищница витаминов, минералов и полезных для организма соединений. Он поддерживает силы и не допускает переутомления.

Чай употребляют в умеренном количестве во избежание побочных эффектов. Оптимальная дозировка – до трёх чашек в день. Людям с избыточной массой тела рекомендуется не больше двух чашек в сутки.

Дети употребляют чай начиная с трёхлетнего возраста.

Есть в Калмыки «жареный» чай (прежде я знала лишь «Высоцкий» чай –  копчёный).

 

С детства знакомые изречения: Друг степей – калмык… Саратовские водохлёбы… Чай не пьёшь – откуда сила? Чай попил – совсем ослаб…

Мой дедушка, родившийся и выросший в Сальских степях, в 1914 году пас лошадей ушедшего на Первую мировую войну сотника в степи под Калмыкией. Сёдла покупал у калмыков – калмычки шили. С калмыцким чаем дедушка познакомил меня году в 64-м.

По окончании Пролетарского педучилища мама работала заведующей начальной школы в Заветинском районе Ростовской области, на границе с Калмыкией. Мама любила рассказывать про степь: весеннюю – в тюльпанах и зимнюю – с волками.

Я не предполагала, что до Калмыкии – рукой подать. После знакомства с Татьяной Бадаковой и её творчеством все реалии Калмыкии стали ближе.

Традиция подносить первую чашу свежеприготовленного чая богам – главное из отличий от русской чайной церемонии, но ошибкой было бы считать, что мы знаем всё о калмыцком чае: в книге читателя ждёт немало открытий.

Здесь представлены литературные и подстрочные переводы на разные языки мира, а в разделе «С любовью о калмыцком чае» вы найдёте высказывания о джомбе великих. В заключении описываются чайные традиции в семье автора. Татьяна вспоминает: «Каждое утро в доме начиналось с того, что свежесваренный чай в жертвенной чаше ставился на алтарь как подношение богам. В нашей семье такой чашей была бабушкина пиала из сандалового дерева, тонкой работы монгольских мастеров, лёгкая и ароматная.

Традиция подношения божествам сохранилась и по сей день. Калмыки, находясь в тяжелейших условиях депортации в районах Крайнего Севера и Сибири, свято берегли традиции и культуру народа.

Хранили плитку чая в специально сшитом мешочке из плотной хлопчатобумажной белой или холщовой ткани. По мере необходимости отламывали небольшие кусочки для заваривания.

Лёгкий степной ветерок, залетавший в открытое окно, разносил душистый аромат джомбы и боорцогов (пончиков) по всему дому.

Это было счастье! Из таких добрых мгновений у человека складывается и остаётся навсегда в сердце чувство родного очага».

Константин Эрендженов ведёт нас в глубь веков: в старые времена «чай хранили в специальной сумке, сшитой из телячьей шкуры, вместе с дощечкой, на которой его крошили перед варкой. Топором чай не рубили. Чтобы отвар получился крепким и душистым, плиточный чай крошили ножом на мелкие кусочки. Варили джомбу в чугунном котле».

В связи с традициями приготовления и подношения напитков нельзя не вспомнить знакомых мне индейцев – чилийских и никарагуанских, у которых любую трапезу принято готовить вместе с гостем. И как не упомянуть аргентинцев, уругвайцев, парагвайцев, бразильцев Юга – с их восхитительным мате?!

 

Книга Татьяны Бадаковой украшена замечательными иллюстрациями – от Заслуженного художника РФ Степана Ботиева и Заслуженного художника Калмыкии Олега Чудутова, а также архивными фотографиями и портретами авторов переводов. Насколько же выигрывают литераторы, представшие перед нами в национальных костюмах!

Вспоминаю единственный раз, когда я надевала белорусский костюм: в октябре 1968 в Венгрии, во время поездки с «Поездом дружбы». Это был самый представительный форум советских детей, в котором мне посчастливилось участвовать.

Что касается текстов на иностранных языках, представленных в книге «По кругу солнца» – я воспринимаю большинство из них как иллюстрации: по форме – прямоугольники, а всё же сродни дискам-мандалам! К медитации располагают и многочисленные рисунки.

С проектом Татьяны могу сравнить имеющийся у меня опыт представления на многих языках мира карело-финского эпоса «Калевала» Консульством Финляндии в Минске, пригласившим Послов разных стран, аккредитованных в белорусской столице, и предложившим им прочесть отрывки в переводе на их родной язык (представитель Ватикана читал стихи на латыни). В настоящее время известны переводы «Калевалы» более чем на 60 языков мира.

«Калмыцкий чай» по кругу солнца представлен в книге шестнадцатью авторами из девяти стран (Беларуси, Болгарии, Германии, Израиля, Киргизии, Польши, Узбекистана, Таджикистана и России – с Алтая, Башкирии, Дагестана, Калмыкии, Крыма, Татарстана) в восемнадцати переводах на шестнадцать языков и тридцати четырёх подстрочниках на тридцати трёх языках.

Спасибо за столь представительный форум!